Апелляционное определение Калининградского областного суда от 03.04.2018 о взыскании денежных средств с УТ МВД России по СЗФО

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ КАЛИНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

Судья Зонина И.Н.              Дело №33-1349/2018 г.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

03 апреля 2018 года                                                             г. Калининград

Судебная коллегия по гражданским делам Калининградского областного суда в составе

Председательствующего Поникаровской Н.В.

 Судей Харитоненко И.О., Яковлева Н.А.

при секретаре Райковой В.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционным  жалобам Ф.И.О. и Западного ЛУ МВД России на транспорте на решение Ленинградского районного суда г. Калининграда от 19 декабря 2017 года, которым исковые требования Ф.И.О. удовлетворены частично.

С Западного линейного управления МВД России на транспорте в пользу Ф.И.О. взыскана компенсация за неиспользованный отпуск в размере 22 680,66 рублей и компенсация морального вреда 1 000 рублей.

В остальной части иска отказано.

Заслушав доклад судьи Поникаровской Н.В., объяснения Ф.И.О. и представителя Западного ЛУ МВД России на транспорте Т.Р.А., поддержавших доводы своих апелляционных жалоб, позицию представителя УМВД России по Калининградской области (отдел пенсионного обеспечения) Просянной Л.А., указавшей на законность решения суда в части отказа во включении периода в выслугу лет, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Ф.И.О. обратился в суд с иском к Западному линейному управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации на транспорте и Управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Калининградской области, указав в обоснование заявленных требований, что проходил службу в Управлении МВД на транспорте в должности старшего следователя и с ним был заключен служебных контракт 1 августа 2013 г.18 апреля 2017 года, а впоследствии 04 и 31 мая он подал рапорт на имя начальника УМВДТ об увольнении по п. 4 ч. 2 ст. 82 закона 342-ФЗ, то есть по выслуге лет, дающей право на получение пенсии в связи с наличием необходимого стажа (выслуги лет) для назначения пенсии.

Однако в установленный законом месячный срок его рапорт рассмотрен не был, а впоследствии выяснилось, что приказом начальника СУ УТ МВД России по СЗФО № 67 л/с от 07 июля 2017 года он был уволен со службы в органах внутренних дел в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, в соответствии с п. 9 ч. 3 ст. 82 Федерального закона «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации» на основании заключения служебной проверки Западного ЛУ МВД России на транспорте от 23 июня 2017 г.

Полагал, что поскольку его рапорт должен был быть рассмотрен в месячный срок, то есть до 07 июля 2017 года, он должен был быть уволен по тому основанию, которое указано в рапорте. Необеспечение работодателем его права на увольнение по основанию указанному в рапорте и увольнение по иному основанию считает нарушением порядка увольнения.

Просил обязать УМВДТ публично признать нарушенным его право на расторжение служебного контракта по собственной инициативе до истечения срока контракта и расторгнуть с ним контракт о прохождении службы в органах внутренних дел со 2 июля 2017 г., уволить по п. 4 ч. 2 ст. 82 Федерального закона «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации» № 342 (далее - закон 342-ФЗ) по выслуге лет, дающей право на получение пенсии, и отменить основание расторжения контракта и приказ об увольнении № 67 л/с с 7 июля 2017 г. на основании п. 9 ч. 3 ст. 83 закона 342-ФЗ.

Кроме того, увольнение его не по тому основанию, которые указано в рапорте привело к невозможности реализации его прав на получение денежных выплат и социальных гарантий, предусмотренных при увольнении по выслуге лет, в частности право на получение 7 окладов денежного содержания в размере 189 000 рублей (27 000 рублей размер должностного оклада*7); премии за месяц, в который он был уволен в сумме 6 750 рублей. Кроме того с него не была бы удержана сумма в размере 3 621 рубля в счет стоимости вещевого имущества и он был бы лишен права на медицинское и санаторно-курортное обслуживание.

Просил взыскать указанные выплаты и обеспечить право на медицинское и санаторно-курортное обслуживание.

Истец также указывал, что получив при увольнении расчет выслуги лет в ОВД, обнаружил, что в выслугу лет не были включены периоды его службы на аттестованных должностях, предполагающих присвоение специальных званий, классных чинов - следователя, старшего следователя и помощника руководителя межрайонного отдела СК России в период с 5 июля 2010 г. по 18 августа 2012 г.

Несмотря на то, что специальные звания ему не были присвоены по вине    руководителей    указанных    служб,     он    выполнял    функции    по аттестованной должности, в связи с чем указанный период должен быть зачтен в выслугу лет, так как это повлечет за собой увеличение размера пенсии на 3% за каждый год службы.

Просил включить указанные периоды службы в выслугу лет, а также взыскать недополученную надбавку за период с декабря 2014 г. по январь 2017 года.

Помимо этого, в период предоставленного ему отпуска за 2017 года с 18 марта 2017 г. по 29 марта 2017 г. и с 3 апреля 2017 г. по 14 апреля 2017 г., он был временно нетрудоспособен, однако в выплате компенсации за неиспользованный отпуск ему было отказано со ссылкой на нарушение порядка сдачи листов нетрудоспособности, что он считал неправомерным и просил взыскать указанную компенсацию в размере 45 642 рублей.

Также в нарушение приказа МВД России от 31 октября 2012 г. № 989 и Положения о медали МВД России «За отличие в службе» ему не вручена медаль «За отличие в службе» 1 степени, несмотря на наличие соответствующего стажа службы (выслуги лет) в органах внутренних дел в МВД России - более 20 лет.

Просил обязать ответчика УМВД России вручить ему медаль «За отличие в службе» 1-й степени.

Всеми вышеперечисленными действиями ответчика ему причинен моральный вред, который истец, оценив в 100 000 рублей, просил взыскать с Западного ЛУ УМВД России на транспорте.

Рассмотрев заявленные требования, суд постановил изложенное выше решение.

В апелляционной жалобе Ф.И.О. ставит вопрос об отмене решения суда в части отказа ему в иске и его изменении в части размера взысканной компенсации за неиспользованный отпуск и морального вреда.

Считает необоснованной ссылку суда при отказе ему в требованиях, связанных с изменением формулировки увольнения, на судебный акт о признании его увольнения законным, поскольку изложенные в нем выводы не имеют преюдициального значения, а его требования связаны не с законностью увольнения, а с нарушением ответчиком сроков рассмотрения его рапорта об увольнении по иному основанию.

Незаконному бездействию ответчика по нерассмотреншо своевременно его рапорта оценка в оспариваемом решении не дана.

Не основан на законе и не мотивирован в решении отказ во включении в выслугу лет периодов его службы в СК при прокуратуре РФ по Калининградской области и в СК РФ по Калининградской области в 2010-2012 годах, в то время как указанный спорный период, независимо от того, присвоено ли было ему специальное звание, подлежит зачету, поскольку его служба проходила по должности, предусматривающей присвоение специальных званий.

Выражая несогласие с размером компенсации за неиспользованный отпуск, полагает, что отрицательное основание его увольнения для расчета значения не имеет, поскольку задолженность образовалась до увольнения.

Полагает, что при определении размера компенсации морального вреда суд первой инстанции не учел того обстоятельства, что незаконными действиями ответчика ему причинен вред здоровью в виде его ухудшения, что подтверждается листами временной нетрудоспособности.

В поданной апелляционной жалобе Западное ЛУ МВД России на транспорте просит отменить решение суда в части удовлетворенных судом требований, продолжая настаивать на доводах возражений против иска о нарушении истцом порядка предоставления листов нетрудоспособности, что исключало обязанность работодателя по выплате компенсации за неиспользованный отпуск.

Проверив законность и обоснованность принятого судом решения по доводам апелляционной жалобы, судебная коллегия находит его подлежащим оставлению без изменения.

В ходе рассмотрения дела судом первой инстанции установлено, что истец с 31 декабря 2013 года проходил службу в органах внутренних дел в должности старшего следователя отдела по расследованию преступлений в сфере экономики СУ Западного ЛУ МВД России на транспорте и с ним был заключен контракт о прохождении службы в органах внутренних дел Российской Федерации.

Приказом начальника СУ УТ МВД России по СЗФО от 6 июля 2017 года № 67 л/с майор юстиции старший следователь отделения по расследованию преступлений в сфере экономики следственного отдела Западного ЛУ МВД России на транспорте Ф.И.О. уволен 7 июля 2017 года по ст. 82 ч. 3 п. 9 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника ОВД).

Принимая по делу решение и отказывая в удовлетворении заявленных требований, связанных с основаниями увольнения, в том числе и взыскании денежных средств, подлежащих выплаты при увольнении по иному основанию - по п.4 ч,2 ст. 82 Федерального закона № 342__ФЗ (по выслуге лет, дающей право на получение пенсии), суд первой инстанции, обоснованно сославшись на установленные вступившим в законную силу обстоятельства и положения ст. 61 ГПК РФ, отказал в удовлетворении таких требований.

Судебная коллегия соглашается с такими выводами суда, поскольку они основаны на материалах дела и законе.

Вступившим в законную силу решением Ленинградского районного суда г. Калининграда от 19 сентября 2017 года исковые требования Ф.И.О. о признании незаконным увольнения с 7 июля 2017 года в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, отмене приказа об увольнении от 6 июля 2017 года оставлены без удовлетворения.

При этом, судебные инстанции, принимая такое решение, исходили из того, что увольнение истца по п.9 ч.З ст.82 Федерального закона № 342-ФЗ соответствует закону,  произведено  без нарушений порядка увольнения и

оснований к отмене приказа об увольнении и восстановлении его на службе не имеется.

Заявляя настоящие исковые требования и связывая нарушение своих прав с бездействием ответчика по нерассмотрению его рапортов об увольнении по иному основанию, истец фактически вновь оспаривает формулировку и основания увольнения, настаивая на том, что он должен быть уволен по иному, указанному в рапорте, основанию.

Такие .требования, независимо от их обоснования и используемой истцом формулировки фактически направлены на оспаривание тех фактов и обстоятельств, которые были установлены вступившим в законную силу судебным актом и на преодоление решения суда об отказе в признании его увольнения незаконным, что в силу положений ч.2 ст.209 ГПК РФ недопустимо.

При признании судебными инстанциями увольнения Ф.И.О. по п.9 ч.З ст.82 Федерального закона № 342 -ФЗ законным, его обращения с рапортами об увольнении по иным основаниям и своевременность рассмотрения таких рапортов правового значения не имеют и не влекут изменение основания увольнения.

В этой связи все исковые требования, связанные с основаниями увольнения истца, в том числе о взыскании соответствующих выплат и обеспечении права на медицинское и санаторно-курортное обслуживание не подлежали удовлетворению.

Приведенные в апелляционной жалобе доводы эти выводы суда не опровергают.

Обоснованно суд отказал и в удовлетворении требований о награждении истца медалью МВД России «За отличие в службе», поскольку такой медалью, в соответствии с Приказом МВД России от 20 апреля 2017 г. № 220 «О ведомственных знаках отличия Министерства внутренних дел Российской Федерации», награждаются сотрудники органов внутренних дел, замещающие должности в органах внутренних дел, находящиеся в распоряжении,...не имеющие неснятых дисциплинарных взысканий, при наличии соответствующего стажа службы (выслуги лет) за добросовестную службу. Так как награждение медалью является формой поощрения сотрудника, то Ф.И.О., будучи уволенным по отрицательным основаниям - в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника ОВД, не мог претендовать на получение награды.

Поданная Ф.И.О. апелляционная жалоба не содержит доводов о несогласии с решением суда в этой части.

Судом первой инстанции также установлено и следует из послужного списка, что Ф.И.О. О.В с 5 июля 2010 г. по 15 января 2011 г. работал в должности следователя СО по г. Калининграду СУ СК при прокуратуре РФ по Калининградской области; с 15 января 2011 г. по 16 марта 2011 года - в должности следователя СО по Московскому району г. Калининграда СУ СК России по Калининградской области; с 16 марта 2011 г. по 26 сентября 2011 года - старшим следователем СО по Московскому району г. Калининграда

СУ СК России по Калининградской области; с 26 сентября 2011 г. по 17 августа 2012 года - помощником руководителя Советского МСО СУ СК России по Калининградской области.

Указанные должности предполагают присвоение специального звания, однако такое звание Ф.И.О. присвоено не было; доплату к должностному окладу за специальное звание он не получал.

В спорный период времени с заработной платы истца производились отчисления в Пенсионный фонд России.

Установлено также, что указанный период работы истца с 5 июля 2010 года по 18 августа 2012 года не был включен в выслугу лет для назначения пенсии по тем основаниям, что Ф.И.О. не было присвоено специальное звание.

Отказывая в удовлетворении требований истца о включении указанного периода в выслугу лет, суд первой инстанции, правильно руководствуясь положениями Закона РФ от 12 февраля 1993 года № 4468-1 и нормативным правовым актом, регулирующим вопросы включения в выслугу лет тех или иных периодов службы, правильно исходил из того, что в данном случае отсутствие у истца присвоенного в установленном порядке специального звания не позволяет включить спорный период в выслугу лет.

Согласно ч. 3 ст. 18 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. № 4468-1 порядок исчисления выслуги лет для назначения пенсии лицам, указанным в ст. 1 настоящего Закона, определяется Правительством Российской Федерации.

Абзацами четвертым и пятым п. 1 (1) постановления Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1993 г. № 941 «О порядке исчисления выслуги лет, назначения и выплаты пенсий, компенсаций и пособий лицам, проходившим военную службу в качестве офицеров, прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсрочной службы или по контракту в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин либо службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семьям в Российской Федерации» установлено, что в выслугу лет для назначения пенсии лицам рядового и начальствующего состава органов внутренних дел, уволенным со службы с 1 января 2012 г., лицам рядового и начальствующего состава войск национальной гвардии Российской Федерации, уволенным со службы с 5 апреля 2016 г., помимо периодов, указанных в п. 1 настоящего постановления, засчитываются в календарном исчислении: ...период замещения должностей в органах и организациях прокуратуры Российской Федерации и органах и учреждениях прокуратуры Союза ССР, по которым предусмотрено присвоение классных чинов; период замещения гражданином должностей в таможенных органах Российской Федерации, следственных органах и учреждениях Следственного комитета Российской Федерации, по которым предусмотрено присвоение специальных званий.

Те же периоды предусмотрены к включению в стаж службы (выслугу лет) в органах внутренних дел п.п.7 и 8 ч.2 ст. 38 Федерального закон от 30.11.2011 № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

На момент поступления на службу в органы Следственного комитета Ф.И.О., то есть в июле 2010 года, Следственный комитет организационно входил в структуру прокуратуры РФ, его работники в соответствии со ст. 20.1 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» имели статус прокурорских работников.

В соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 27.09.2010 г. № 1182 Следственный комитет при прокуратуре Российской Федерации преобразован в Следственный комитет Российской Федерации.

В соответствии со ст. 20 Федерального закона от 28.12.2010 № 403-ФЗ О «О следственном комитете Российской Федерации» сотрудникам Следственного комитета (кроме военнослужащих) присваиваются специальные звания (приведен их перечень). Порядок присвоения специальных званий сотрудникам Следственного комитета определяется Президентом Российской Федерации.

Указом Президента РФ от 14.01.2011 N 38 (ред. от 22.12.2016) утверждены а) Положение о Следственном комитете Российской Федерации; б) перечень соответствия специальных званий сотрудников Следственного комитета Российской Федерации классным чинам прокурорских работников органов прокуратуры Российской Федерации и воинским званиям; в) перечень должностей в Следственном комитете Российской Федерации, по которым предусмотрено присвоение высших специальных званий; г) перечень соответствия должностей в Следственном комитете Российской Федерации, в том числе в военных следственных органах Следственного комитета Российской Федерации, по которым предусмотрено присвоение специальных или воинских званий, должностям, которые были предусмотрены в Следственном комитете при прокуратуре Российской Федерации, в том числе в военных следственных органах Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации, а также Порядок присвоения сотрудникам Следственного комитета специальных званий определяется настоящим Положением и принимаемыми в соответствии с ним нормативными правовыми актами Следственного комитета.

В соответствии с п. 19 Положения о следственном комитете Российской Федерации специальные звания присваиваются сотрудникам Следственного комитета персонально, последовательно, при условии соответствия специального звания замещаемой должности, а также с учетом других условий, предусмотренных настоящим Положением.

Приведенные выше положения в их взаимосвязи предполагают присвоение сотруднику следственного комитета, замещающего должность, по которой предусмотрено присвоение специального звания, соответствующего звания.

При таком положении доводы истца о том, что наличие или отсутствие специального звания не имеет правового значения при решении вопроса о зачете периода работы по должности, предусматривающей присвоение такого звания, основаны на неверном толковании закона.

Кроме того, вступившим в законную силу решением Ленинградского районного суда г. Калининграда от 29 октября 2012 года разрешены исковые требования Ф.И.О. к Следственному комитету России, Следственному управлению Следственного комитета по Калининградской области об оспаривании результатов аттестации и понуждению к присвоению специального звания.

Ф.И.О. было отказано в отмене решения аттестационной комиссии от 30 мая 2012 года о признании его несоответствующим занимаемой должности и понуждении ответчика присвоить специальное звание.

При этом судебными инстанциями было установлено отсутствие в действиях СК -России нарушений действующего законодательства в связи с неприсвоением Ф.И.О. специального звания в 2011 году.

В этой связи, учитывая, что специальное звание Ф.И.О., замещающему должность, предполагающую присвоение специального звания, за весь период службы в Следственном комитете присвоено не было и вины Следственного комитета в этом не имеется, спорный период не может быть учтен в выслугу лет для назначения пенсии.

Вместе с тем судебная коллегия соглашается с решением суда в части взыскания в пользу истца компенсации за неиспользованный отпуск.

Материалами дела подтверждено, что Ф.И.О. с 06 февраля 2017 года по 17 марта 2017 года он находился в основном отпуске за 2016 года, а с 20 марта 2017 года по 13 мая 2017 года - в основном отпуске за 2017 год и дополнительном отпуске за стаж службы в органах внутренних дел ха 2017 года.

При этом в период предоставленного ему отпуска Ф.И.О. находился на больничном с 18 марта 2017 г. по 1 апреля 2017 г.; с 3 апреля 2017 г. по 15 апреля 2017 г.; с 5 мая 2017 г. по 15 мая 2017 года.

Как следует из материалов дела Ф.И.О., обращаясь с рапортами об увольнении его по выслуге, одновременно подавал и рапорта о продлении отпуска в связи с временной нетрудоспособностью, а впоследствии и о выплате компенсации за неиспользованный отпуск, прикладывая к рапортам листы нетрудоспособности.

В соответствии со ст. 59 Федерального закона от 30.11.2011 N 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» предоставленный сотруднику органов внутренних дел основной отпуск или дополнительный отпуск продлевается либо переносится на другой срок, определяемый руководителем федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченным руководителем, с учетом пожеланий сотрудника в случае временной нетрудоспособности сотрудника.

В соответствии с п. 81 Порядка обеспечения денежным довольствием сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации, утвержденным Приказом МВД России от 31.01.2013 г. № 65 денежная компенсация за отпуск выплачивается в случаях увольнения из органов внутренних дел сотрудников, не использовавших отпуск, в порядке, указанном в пунктах 100-105.

Согласно п. 82 Порядка компенсация выплачивается на основании рапорта сотрудника и приказа руководителя, в котором указывается количество дней, подлежащих компенсации.

Несмотря на то, что рапорт о выплате компенсации за неиспользованный отпуск истцом был подан и на момент увольнения Ф.И.О. ответчик -Западное ЛУ МВД России на транспорте располагало сведениями о нахождении истца на больничном в период отпуска, приказа руководителя с указанием количества дней подлежащих компенсации издано не было.

Ссылки ответчика на нарушение порядка и сроков предоставления истцом листов нетрудоспособности не могут быть признаны состоятельными, поскольку к моменту увольнения истца в июле 2017 года в распоряжении ответчика имелись все необходимые документы для установления количества дней подлежащих компенсации и отказ в такой выплате не может быть признан обоснованным.

При таком положении указываемые ответчиком в апелляционной жалобе обстоятельства и доводы не влекут отмену решения в части удовлетворенных требований.

При этом судебная коллегия, проверив правильность расчета компенсации за неиспользованный отпуск, не соглашается с доводами истца о том, что такой расчет не основан на законе.

В соответствии со ст. 11 Федерального закона № Федерального закона от 30.11.2011 N 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» при увольнении со службы в органах внутренних дел по выслуге лет, дающей право на получение пенсии, либо по основаниям, указанным в части 10 настоящей статьи, сотрудникам по их желанию выплачивается денежная компенсация за не использованный в год увольнения основной отпуск полностью, а при увольнении по иным основаниям (в том числе и увольнение в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел) пропорционально периоду службы в год увольнения.

Те же положения содержит и п. 101.2 Приказа МВД России от 31.01.2013 г. № 65, а п. 101.2 указывает на пропорциональную выплату компенсации за неиспользованный дополнительный отпуск.

Таким образом, выплата компенсации за 24 дня основного отпуска (с учетом основания увольнения истца) и дополнительного отпуска произведена ответчиком правильно - пропорционально отработанному времени.

Доводы апелляционной жалобы истца о том, что основание увольнения не должно учитываться при определении размера компенсации за неиспользованный отпуск прямо противоречат приведенным выше нормативным положениям, регулирующим порядок и условия обеспечения сотрудников органов внутренних дел денежным довольствием.

Оснований для увеличения размера взысканного в пользу истца компенсации морального вреда судебная коллегия также не усматривает, полагая, что такой размер определен правильно с учетом обстоятельств дела, характера и степени понесенных истцом нравственных страданий в связи с невыплатой ему компенсации за неиспользованный отпуск, требований разумности и справедливости.

Доводы истца о том, что указанное нарушение привело к ухудшению его состояния здоровья не подтверждены, а его ссылка на нетрудоспособности бесспорным доказательством не является, устанавливают причинно-следственную связь между ответчиком нарушением прав истца и ухудшением его сое Кроме того, как видно из материалов дела в болезненном состоянии истец пребывал и до его увольнения, то есть до нарушения его прав.

Все иные доводы апелляционной жалобы Ф.И.О. о нерассмотрении судом части его требований, несостоятельны, поскольку все содержащиеся в просительной  части  искового   заявления   исковые требования разрешены  судом по существу.

Поскольку  все обстоятельств возникшего спора были установлены судом первой инстанции полно и правильно, доказательств по делу дани надлежащая  правовая     оценка,   а  нормы   материального   права в   целом применены   правильно,   судебная   коллегия   не   усматривает   оснований   к отмене или изменению решения суда.

Изложенные в апелляционных жалобах доводы на правильность выводов суда и законность принятого судом решения не влияют.

Руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия.

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Ленинградского районного суда г. Калининграда от 19 декабря 2017 года оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России